akostra (akostra) wrote,
akostra
akostra

Categories:

Поэтический вечер Валентина Гафта.

Вот дел у меня мало! Ничего не успеваю. А тут утром во френдленте наткнулась на пост:
http://kortan.livejournal.com/999815.html
К тому же ещё и среди ведущих некая Елена Камбурова (это после этого поста-то: http://akostra.livejournal.com/702856.html ). Рази ж я смогла пройти мимо?
Плюс дома лежит непрочтённый до конца журнал, посвященный Мастерской Петра Фоменко, а тут такие стихи. Как-то вот вообще вышибли меня...

"Пете Фоменко" "Настроение было жуткое" (с)

Небо надело вечерний наряд
В озеро-зеркало бросило взгляд
И, подмигнув, процедило: "Пора", -
Словно короткий удар топора.

Гром разрывал за снарядом снаряд.
Мчались машины, шины шуршат,
Молнии в небе, сверкая, молчат,
Горы свалились вповалку и спят.

Ночь. Люди любят, пьют и едят,
Прожитый день не вернётся назад
Утром стихают ночные пиры,
Свеча догорает вокруг мошкары.

Но почему так печален рассвет?
Кто впереди был - того уже нет...

Камбурова: "Это после этого лета?"
Гафт: "Да".

Ну, и куча всего ещё интересного. Я и не всё цитирую. Тока часть, но ведь это ж пиршество!
 * * *
Священник был в артисте и артист в священнике.
Охламон и Охлобыстин - как цветок на венике.
   * * *
Вчера весь вечер слушал Лепса и до сих пор не успокоюсь.
Он так орал, идя по рельсам, что испугался встречный поезд.
   * * *
"Ие Саввиной"
Глазки серо-голубые. каждый - добрый. Вместе - злые
   * * *
"Жене Евтушенко". "Слава Бог, он меня простил" (с)
Уж больно смел, когда не страшно, умён - когда и так понятно,
Он не достроил своей башни. Бог дал ему и взял обратно.
   * * *
Мне снился сон, он был так странен, я б выдумать его не мог.
Как в соблазнительном тумане я флейтой плыл меж чьих-то ног.
На провалившемся диване ушёл во сне я в этот рай.
В страну несбывшихся желаний, переплетений ног и флейт.
   * * *
"Алексею Козлову - саксофонисту". (Саксофонисты - моя слабость...)
Сакс - хобот, продолжение кишок.
В него ты дышишь нежно, взяв на руки.
Ты много лет, аксёновский дружок,
Своё дыханье превращаешь в звуки.

Закрой глаза и чудо сотвори,
Пусть музыка нам голову закружит
ты силы находил всегда внутри,
Когда дышать нельзя было снаружи.
   * * *
"моё любимое стихотворение..." (с)
Об стенку мне башкой не биться
И не бросаться на колени.
Я сделал это, я - убийца.
Сегодня мной отравлен гений.

Семь нот - любимые игрушки
Звучат как в траурном узоре
В его же Реквиеме. Пушкин
Как будто был при приговоре.

О, как безумно сердце бьётся,
То страх, то сладость от потери.
И хоть страдаю я как Моцарт,
Но сочиняю как Сальери.

Меня, как звери, раздражали
Чужие звуки чудодейства.
Но, Пушкин, вы не только знали,
Что яд у Моцарта в бокале.

Вы всему миру предсказали,
Что рядом с гением злодейство.
Пусть надо мной судьба смеётся
И похихикивают черти.

Я буду рядом с вами, Моцарт,
Мне Пушкин подарил бессмертье.
   * * *
"Весёленькое теперь вам прочту" (с)
Расслабилось однажды тело,
Освободив свой выход для души.
И на прощанье прошипело:
"Душа, устроишься - пиши"
   * * *
Упало зеркало, разбилось отражение -
Сегодня или завтра быть беде.
не так причёсан мир, и все его движенья
Преломлены, как тени на воде.

Разбитых стёкол свет стал узким, колким.
Но отражение мира погребя,
Мы соберём души своей осколки,
Чтоб может быть, увидеть в них себя.
   * * *
Попса дробит шрапнелью наши души,
Её за это не привлечь к суду.
Часть поколенья выросло на чуши,
И новое рождается в бреду.

О. "Солнышко лесное", чудо-песня,
как мы в неволе пели, чудаки.
Пришла свобода, стали интересней
Писклявые уродцы-пошляки.

Слова - ничто, есть вопли вырожденья,
Тот знаменит - кто больше нездоров.
Кто выйдет петь без всякого стесненья
Без совести, без страха, без штанов.

Где песня, чтобы спеть её хотелось?
Слова где, чтоб вовеки не забыть?
Ну, что горланить про кусочек тела,
Который с кем-то очень хочет жить?

С телеэкрана, как из ресторана,
Для пущей важности прибавив хрипотцы,
Они пудами сыпят соль на раны
Как на капусту или огурцы.

В халатике бесполая фигура
Запела, оголившись без причин.
Противно это, спой нам, Юра,
О женской теплоте и мужестве мужчин.
   * * *
(ну, про театр, да ещё клоунов-шутов - пропустить не могу)
О, Театр! Чем он так прельщает,
В нем умереть иной готов,
Как милосердно Бог прощает
Артистов, клоунов, шутов.

Зачем в святое мы играем,
На душу принимая грех,
Зачем мы сердце разрываем
За деньги, радость, за успех?

Зачем кричим, зачем мы плачем,
Устраивая карнавал,
Кому-то говорим - удача,
Кому-то говорим - провал.

Что за профессия такая,
Уйдя со сцены, бывший маг,
Домой едва приковыляя,
Живет совсем, совсем не так.

Не стыдно ль жизнь, судьбу чужую,
Нам представлять в своем лице.
Я мертв, но видно, что дышу я,
Убит и кланяюсь в конце.

Но вымысел нас погружает
Туда, где прячутся мечты,
Илюзия опережает
Все то, во что не веришь ты.

Жизнь коротка, как пьесы читка,
Но если веришь, будешь жить,
А театр - сладкая попытка
Вернуться, что-то изменить.

Остановить на миг мгновенье,
Потом увянуть, как цветок,
И возродиться вдохновеньем.
Играем! Разрешает Бог!
http://mirteatra.ucoz.com/blog/valentin_gaft_teatr/2012-03-18-6
И даже песня есть:
Игорь Карташев - Театр:
http://www.youtube.com/watch?v=5sTxTrob9us
   * * *
На сцене плаха - всё фатально,
Беда должна была случиться.
Я перешёл границу тайны
За это надо расплатиться.

Когда идут в разгар игры
семерка, тройка, туз - не ахай.
Невидимые топоры
Всегда висят над нашей плахой.

Загадка есть - разгадки нет.
Я наступил на темя ямы,
Где кровь смывает с рук Макбет
И дремлет пиковая дама.
   * * *
"После дождичка" Елена Камбурова:
Tags: Барды, Булат Окуджава, Валентин Гафт, Елена Камбурова, Иван Охлобыстин, Любимая музыка, Поэзия, Шутовская тема
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments