akostra (akostra) wrote,
akostra
akostra

Category:

Рассказы ро немцев..

Странно, но попались мне на глаза с разницей в день, а так схожи... Я бы к совпадениям это отнесла..
У rositsa подсмотрен рассказ Катаева "Немчик" про Первую мировую:
1.
Внезапно послышались неторопливые шаги и говор.
Разведчики испуганно переглянулись, низко-низко припали к траве и затаили дыханье. Беспечные загорелые лица сразу сделались серьезными и сосредоточенными.
– Черти полосатые, – чуть слышно прошептал широколицый, рябоватый рядовой Голоцюк.
Другие разведчики посмотрели на него зло и угрожающее.
– Молчи, м...м...морда!.. С ума спятил... Услышат...
В лощине было уже темно и по-весеннему свежо. Остро пахло болотом и зеленым камышом. Где-то, ни далеко, ни близко, трещала лягушка. От сырости слегка знобило.
Разведчики, как были, неудобно повернув головы, внимательно всматривались в ту сторону, откуда послышались голоса и шорох шагов. В рассеянном, сумеречном свете, по краю лощины, шли двое. Один с саблей и биноклем в руках, очевидно, офицер, другой с винтовкой – солдат. Офицер изредка подносил к глазам бинокль, внимательно осматривался, а потом что-то говорил юношеским, звонким голосом солдату. Солдат добродушно и спокойно отвечал.
Разведчики вопросительно переглянулись. Вздохнули. Смуглые лбы чуть разгладились.\
– Снимем?
– А там, за ними никого нет? Еще напоремся.
– Кажись, нет.
Потом опять вопросительно переглянулись и кое-кто перекрестился.
– Ишь, офицер найшелся! Мы его живо доставим ротному.
Поползли осторожно, стараясь не стучать прикладами. Когда до немцев оставалось шагов пять, молоденький офицер вдруг остановился, прислушался и посмотрел в ту сторону, откуда ползли разведчики. А потом что-то серьезно сказал солдату. Солдат усмехнулся и коротко ответил, не убавляя шага.
На миг разведчики оцепенели, а потом разом, как то беспорядочно вскочили на ноги и вразброд кинулись на немцев. Впереди с винтовкой на перевесь, согнувшись и смешно передвигая грязными сапогами, бежал Голоцюк.
 – Сдавайся, ваше благородие! Сдавайся... Нечего тут.
Офицер-немчик от испуга и неожиданности вздрогнул и уронил бинокль. Хватился за револьвер, но впопыхах никак не мог отстегнуть крышку кобуры. А когда отстегнул – было уже поздно: Голоцюк отбросил винтовку в сторону и для чего-то дернул немчика за левый рукав, да так, что сукно затрещало.
– Сдавайся, ваше благородье! лучше будет. Пропало...
Солдат в каске, сопровождавший офицера, громко выругался и хотел выстрелить, но один из охотников выбил из его рук ружье.
– Сдавайся, немецкая образина! Сдавайся!
Немец беспомощно посмотрел на охотников и смешно пошевелил бесцветными, подстриженным усами.
– Что, герр, попался. Эх, ты...
– Я сдавалься... сдаваюсь... – сказал немец и попытался улыбнуться.
Через час, с большими затруднениями, пробираясь с пригорка на пригорок, ползком, отряд охотников завидел в темноте огоньки нашего расположения.
2.
Ротный командир В. сидел у себя в избе и, при свете огарка, вставленного в горлышко бутылки, писал письмо жене, когда денщик доложил, что отряд охотников взял в плен неприятельского офицера.
– Кто ж это так постарался? – спросил ротный, откладывая в сторону листки мелко-мелко исписанной бумаги.
– Голоцюк, ваше благородие.
– Молодец Голоцюк. Как же это он так ухитрился?
– Так, что ходил уместе с прочими на разведку, та'й спiймалы немца, – доложил денщик малоросс и конфузливо добавил, – тилько, дивлюсь, що их благородие пленный охвицер дуже молодой. Як дытына.
Ротный улыбнулся.
– Поди, пришли сюда переводчика, да прикажи привести пленного. Ступай.
Узнав, что наши охотники взяли в плен немецкого офицера, в избу ротного пришел полковой священник, отец Александр.
– Что, Семен Николаевичу – сказал он, крестясь на образок в углу комнаты, – говорят,
наши охотники немца-офицера взяли в плен? Интересно посмотреть.
– Да, батюшка, вот сейчас приведут сюда. Присаживайтесь.
Появились два прапорщика – товарищи по военному училищу. Всем было любопытно поглядеть на пленного. Потом вошел переводчик-еврей с курьезной фамилией Мальчик. За время войны его лицо обросло смолистой, библейской бородой и от этого казалось еще бледнее.
Два солдата с винтовками ввели пленного. Это быль мешковатый увалень, лет семнадцати. Лицо у него было широкое, веснушчатое, с голубыми водянистыми глазами. На ногах – лакированные сапоги. На голове – каска с баварским гербом.
– По-русски говорит? – спросил ротный у солдат.
– Никак нет.
– Отлично. Господин переводчик, пожалуйста,
спросите у пленного, какой он части. Пусть подойдет поближе.
Переводчик повернулся к немчику и быстро сказал что-то по-немецки. Пленный недоверчиво посмотрел вокруг, подошел к столу и ответил.
– Говорит, что шестого баварского корпуса, – перевел Мальчик.
– Великолепно. Спросите у него, сколько неприятельских корпусов переброшено к нам с других фронтов.
Мальчик перевел, и все пытливо посмотрели на военнопленного. Тот покачал головой и что-то быстро ответил.
– Говорит, что по долгу присяги не может ответить на этот вопрос.
– Похвально. Теперь нужно будет, как это ни прискорбно, обыскать военнопленного. Потрудитесь, перевести.
Переводчик перевел. Немчик покорно стал выкладывать на стол содержимое карманов: записную книжку, карту, спички, портмоне, носовой платок и самопишущую ручку.
– Это все? – спросил ротный. Больше ничего нет?
Мальчик перевел. Пленный густо покраснел и потупился. Покачал головой.
– Nein.
– Имейте в виду, что если обнаружится, что вы что-нибудь утаили, то это может иметь для вас самые серьезный последствия.
Военнопленный положил руку в карман и нерешительно посмотрел на переводчика. Переводчик что-то серьезно сказал по-немецки.
Ротный строго посмотрел на пленника.
– Что это у него там?
Немчик покраснел еще гуще прежнего и извлек из кармана, за руку, препотешную целлулоидную куклу с огромной головой и смешными удивленными глазами.
Первое время от хохота невозможно было ничего разобрать.
– Вот так пленный.
– Ай-да офицер.
– Браво, немчик.
Давно так не смеялись в деловой избе ротного. Даже солдаты с винтовками деликатно прыснули в мозолистые ладони.
Немчик стоял смущенный, обиженный, растерянный, с куклой в руке и вдруг что-то быстро-быстро залопотал. И по его короткому веснушчатому носу поползла мутная слеза. Отошел в сторону, к окну, и тихонько заплакал, вздрагивая защитного цвета погонами.
Это было так неожиданно, и грустно и смешно в одно и то же время, что секунду молчали.
Потом посыпались вопросы;
– Что это он говорил?
– Откуда кукла?
– Щенок! – сказал один прапорщик другому и приосанился.
– Видите ли, господа, – сказал переводчик, – он говорить, что куклу ему подарила перед отъездом на войну сестренка и он ее носит с собою повсюду, как память. Потом он говорит, что очень голоден и устал.
Улыбнулись.
– Возвратите военнопленному его вещи и оружие, – приказал ротный, да прикажите накормить.
Переводчик перевел, но немчик не оборачивался. Ему было ужасно стыдно показать свое заплаканное лицо. А слезы еще горели на щеках и щекотали нос.
3.
Когда поздно вечером, часов в десять, ротный командир вышел из избы освежиться, вокруг все было тихо и мирно. Над черной землей, в сероватом небе теплились зеленоватые редкие звездочки и дул прохладный, сырой ветерок. В. снял фуражку, пригладил волосы и вздохнул. Ему вспомнилось, что обыкновенно в такое время он с семьей уже перебирался из города в лагери. Вспомнил жену и детей, а потом почему-то немчика-военнопленного с его потешной куклой. Грустно улыбнулся. Проходя мимо сарая, где помещались солдаты, он заглянул в дверь и увидел в зыбко-мигающем свете огарка неуклюжую фигурку Голоцюка и внимательные лица солдат вокруг. Голоцюк разглагольствовал:
– ...Подбегаю это я, значит, к немчику, а он, значит, хватается за ливорвер... Ну, думаю...
Ротный вошел в сарай.
– Что, Голоцюк, небось брешешь все? – спросил он. Голоцюк вскочил с места и весело отвечал:
– Так точно, ваше благородие, брешу...
Ротный улыбнулся.
– Вы ему, братцы, не верьте. Все это он врет.

Солдаты дружно засмеялись. Они все любили своего ротного за простоту и ласку.
А ещё напоролась на воспоминания Валентины Леонтьевой. Тоже про немца:
Валентина с мамой и сестрой Людмилой были вывезены из блокадного Ленинграда в село Новосёлки в Ульяновской области, откуда Валентина после окончания школы с отличием вместе с мамой приехала в Москву. Валентина Леонтьева рассказывала: «Мы с мамой переехали в 1945 году, сразу после Победы, в Москву из Ленинграда. Город был — сплошные катакомбы: везде заслоны от танков, разрушенные дома, траншеи, которые рыли пленные немцы. Как-то раз я шла возле такой траншеи. Вдруг буквально из-под земли потянулись грязные худые руки. Немец смотрел на меня умоляющими глазами: «Хлеба, дайте хлеба!» Я взглянула на его руки и обомлела: такие тонкие, длинные, красивые пальцы бывают только у пианистов и скрипачей. Упросила охранника, чтобы он разрешил мне покормить этого немца. Его привели к нам домой, я налила ему супу. Он сначала ел очень медленно, на меня даже глаза не поднимал — боялся. Потом немножко осмелел, спросил, где мои родители. Я рассказала, что папа умер в ленинградскую блокаду от голодного психоза и мама осталась с нами одна (нас она спасла, заставляя курить, чтобы меньше хотелось есть). У немца на глазах появились слезы, он не доел обед, встал и ушел. А через два года в нашу дверь позвонили. На пороге стоял тот самый немец. Правда, теперь он был совсем не чумазый и тощий, а умытый, причесанный, одетый в парадный костюм, вполне симпатичный молодой человек. Рядом с ним стояла пожилая женщина. Он улыбнулся мне и сказал: «Я не мог вас забыть, поэтому приехал со своей мамой, чтобы сделать вам предложение». Я ему отказала, потому что выйти замуж за врага не могла. Тогда его мать заплакала и на прощание сказала мне: «Деточка, вы даже сами не представляете, что вы для меня значите. Вы спасли моего сына от голодной смерти. Я буду всю жизнь вас благодарить».
И ещё её же интересное воспоминание про Окуджаву.. Не изобрели тогда ещё Одноклассников...
Валентина Леонтьева рассказывала: «После переезда из Ленинграда наша семья поселилась на Арбате. Как-то, будучи в гостях у знакомых, живших в одном из соседних домов, я познакомилась с Булатом Окуджавой. Он тогда был незаметным пареньком, маленького роста и довольно застенчивым. Одно стихотворение он даже написал специально для меня, но ничего личного, интимного там не было. Мы с ним были очень хорошими друзьями, не больше. Потом судьба нас развела по разным городам. Я после окончания школы-студии МХАТ по распределению поехала в Тамбовский театр, где проработала два года, а Булат отправился искать счастье в Ленинграде. Встретились мы с ним только через пятьдесят лет». Это случилось в начале девяностых, когда в одной из передач редактор попросила Леонтьеву: «Валентина Михайловна, нам нужен на передачу Окуджава - позвоните ему, ведь вы вроде были когда-то знакомы?» «Как так - вдруг позвонить?! Ведь столько лет мы не виделись! Навязываться человеку, который давно уже забыл обо мне! Да у меня и телефона его нет!» - отнекивалась Леонтьева. Но позвонить решилась. Трубку снял Булат. «Булат... Простите, я не знаю, как вас называть: на вы, на ты..» - «Кто это?» - раздраженно спросил Окуджава. «Вы только не вешайте трубку, послушайте меня хотя бы полторы минуты, - и она прочитала посвященное ей Окуджавой никогда не издававшееся стихотворение. Через несколько дней у Леонтьевой был концерт в ЦДРИ, и в первом ряду она увидела Булата Окуджаву с женой. Она сошла со сцены и присела перед ним. Позже Леонтьева рассказывала: «Я даже не представляла, что он придет, - и вдруг!.. Мы просто смотрели друг на друга и почти плакали. На своей последней книжке он написал мне: «Мы встретились через 50 лет». Я страшно жалею теперь, что мы потеряли эти сорок лет, не видя друг друга, - сколько всего могло бы быть иначе!» Но Булат Окуджава умер через месяц после того, как они встретились с Леонтьевой.
Подсмотрено вот тут: http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=146

Tags: Байки, История
Subscribe

  • Я выиграла сертификат от Dulcet Stone!!

    На самом деле выиграла уже как неделю назад, но со своим ДР и поездкой не успела похвастаться!!! Была же на мастер-классе, который проводила…

  • Превышен лимит запросов. Попробуйте позже

    Замучилась сегодня.. Посты у меня большие, чтобы не плодить много постов и не засорять френдленту друзьям. И всегда такие посты писала.. Сегодня же…

  • Кулинар!

    Все говорят, что нужно себя непременно хвалить. Вот сделал что-то и порадовалась, я молодец. Но у меня реально нет ни единого повода, чтобы так о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments