akostra (akostra) wrote,
akostra
akostra

"Исторические юайки" серии 95-104-я

Видео можно посмотреть вот тут (правда, моя нумерация на один отстаёт)
http://www.redmediatv.ru/videos.php?tags=%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5+%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%BA%D0%B8

Серия 95-я:
Во времена службы на Кавказе генерал Пётр Алексеевич Ермолов по русским понятиям считался холостяком. Но в разное время он имел трёх мусульманских жён, заключив с их родителями кебин (если я правильно поняла), то есть точный договор о временном браке, подарках и тому подобном. По христианским законам этот обряд не считался действительным, а по мусульманским был вполне обычным делом. По истечению срока договора жёны Ермолова вернулись в горы и повыходили замуж. А трёх своих сыновей, у каждого из которых было по два имени - Виктора-Бахтияра, Севера-Алахаяра, Клавдия-Омара увёз в Россию и хорошо воспитал и сделал достойными офицерами.

  

* * *
О себе генерал Ермолов говорил так: "Я действовал зверской рожей, огромной своей, которая фигурой производила ужасное действие, и широким горлом, что они убеждались, что не может же человек так сильно кричать, не имея справедливых и основательных причин". Далее он добавлял: "Я многих по необходимости придерживался азиятских обычаев и вижу, что проконсул Кавказа жестокость здешних нравов не может укротить мягкосердечием".

   * * *
Некий чиновник из канцелярии Ермолова, приставленный следить за ним, в письме генералу Димичу Николаю Первому: "Более всех Ермолов любит Грибоедова
 за его необыкновенный ум, фанатическую честность, разнообразность познаний и любезность в обращении". Через некотрое время следует важное дополнение: "Сам Грибоедов признавался мне, что Сарда Ермолу - так азиаты называют Ермолова - упрям как камень, и что в него невозможно вложить какую-нибудь идею. Он хочет, чтобы всё происходило от него, и чтобы окружающие его повиновались ему безусловно!"

Серия 96-я:
С
VIII века берега Франции подвергались опустошительным набегам викингов. Вот и в 798 году викинги вошли в устье Сены и разграбили всё, что могли. Добыча показалась им недостаточной. Они двинулись к Парижу, намереваясь поживиться в этом городе. Парижане, узнав о приближении викингов, кинулись в церкви молиться о спасении от врагов. Но на их счастье в их городе оказался очень толковый граф по имени Эд. Он бросил клич: "Святые нам помогут, если мы сами себя не забудем! Все на стены!" И со своей не очень большой дружиной стал поднимать на стены города всех парижан. Даже женщин и детей. А результат превзошёл все ожидания. Викинги, всерьёз штурмовавшие город, не смогли его взять. Это был первый случай в европейской истории, когда отразили крупный набег викингов. А слава об Эде прогремела по всей Европе.
   * * *
Существует христианский праздник Сорок тысяч мучеников. Вот краткая история его возникновения. В Галлии вспыхнуло так называемое восстание багаудов. Они разоряли римские латифундии и убивали помещиков. В 268 году на подавление восстания был брошен один из лучших и дисциплинированных легионов Империи - Десятый фиванский легион. Все легионеры были христианами. Прибыв на место они узнали, что среди восставших много христиан и отказались воевать против единоверцев. Хоть и знали, что за непослушание легион подвергнут децимации - казни каждого десятого. А в легионе в то время вместе со вспомогательными войсками, обслугой было около сорока тысяч человек. Была проведена децимация. Легион не подчиниолся. Вторая децимация. Эффект тот же самый. В конце концов весь легион дал себя перебить, но христиане не пошли против своей совести.
Так возник этот праздник в честь десятого фиванского легиона.

Серия 97-я:
В 1929 году в день пятидесятилетия Эйнштейна Фрейд направил ему поздравление, в котором назвал учёного счастливчиком. Эйнштейн удивился этому и ответил: "Глубокоуважаемый маэстро. я горячо вас благодарю
 за то, что вы вспомнили обо мне. Но почему вы подчёркиваете моё счастье? Вы проникли в поднаготную многих людей, по сути - всего человечества. Но всё же не имели случая проникнуть в мою. С величайшим уваженгием и сердечными пожеланиями". Пришлось Фрейду объяснять, что он считает Эйнштейна счастливчиком, потому что нсведующие в физике люди не осмелеваются судить о его работах, в то время как о работах Фрейда судит каждый не зависимо от того, знаком ли он с психологией. 
   * * *
Одна американская школьница в 1936 году в своём письме спросила Эйнштейна, молятся ли учёные и если молятся, то о чём?
"Научные исследования исходят из того, что всё на свете подчиняется законам природы. это относится и к действиям людей. Учёный-исследователь не склонен верить, что на события может повлиять молитва, то есть пожелание, обращённое к сверхестественному существу.
 Однако нужно признать, что наши действительные знания об этих законах несовершенны и отрывочны, поэтому убеждённость в судществовании основных, всеобъемлющих законов природы также зиждится на вере. Дело не меняется от того что эта вера до сих пор оправдывалась успехами научных исследований. С другой стороны каждый, кто серьёзно занимался наукой, приходит к убеждению, что в законах природы проявляется дух, значительно превосходящий наш, человеческий. Перед лицом этого высшего духа мы с нашими скромными силами должны ощущать смирение. Так занятие наукой приводит к благоговейному чувству особого рода, которое в корне отличается от наивной религиозности".

Серия 98-я:
Диадох, т.е. преемник Александра Великого, царь Фракии и
 Македонни, Лисимах проникся расположением к афинскому комедиографу Филиппиду и спросил его: "Что из моих сокровищ подарить тебе?" Филиппид ответил: "то пожелаешь, царь. Только не тайну"
   * * *
В одной из цирюлен в Сиракузах.публика толковала о владычестве Дионисия и что, мол, незыблемо оно и нескорушимо. Добропорядочный такой разговор балгонамеренных жителей. Но тут рассмеялся и встрял цирюльник: "Ито вы говорите о Дионисии? Который каждые несколько дней подставляет горло моей бритве?" Дионисий, конечно же, узнал об этом разговоре и веле этого цирюльника распять.

   * * *
Цирюльник из Пирея первым узнал о великом поражении афинян в Сицилии от слуги одного из сбежавших оттуда. Он немедленно бросил все дела и помчался в Афины. Там поднялось смятение, сбежался народ, стали выяснять, откуда пошел такой слух, быстро вышли на того цирюльника и стали его допрашивать. А тот не знает даже имени рассказавшего ему эту весть человека или имени его хозяина. Было решено наказать клеветника. Его уже привязали к колесу, когда прибыли вестники поражения. Народ со скорбью разошёлся по домам, а цирюльник провисел на колесе до самого вечера, пока его не отвязали.

   * * *
Да, в древности с болтунами не церемонились. В 239 году до Рождества Христова царь Селевк
II потерпел поражение в битве с голанами. И бежал верхом с четырьмя верными спутниками, долго скитался по бездорожью. Однажды он подъехал к небольшому имению и, застав дома хозяина, попросил у него хлеба и воды. Хозяин узнал царя и с готовностью принёс не только всё требуемое, но и множество всего в изобилии, что нашлось в деревне. Провожая желавшего остаться неузнанным царя, он не удержался и воскликнул: "Будь здоров, царь Селевк!" Царь привл  к его к себе словно для поцелуя, а своему спутнику велел отрубить хозяину голову.

Серия 99-я:
У многих позднейших авторов, особенно греков, сильно ненавидевших Сулу за взятие Афин и Пирее и массовый вывоз памятников искусства, сохранился рассказ будто бы в последние годы своей жизни Сула страдал от жуткой кожной болезни
 и его живьём поедали вши. Никакие лекарства якобы не помогали. Эти рассказы насквозь лживы - известно, что Сула почти до самой смерти следил за политической жизнью Рима, часто приезжал в город, не пропускал ни одних Игр и театральных представлений, а за два года до смерти познакомился с молодой женщиной, которая стала его последней женой. Если бы у него была приписывамая ему болезнь, он не смог бы вести такой образ жизни. Все эти истории восходят к притче, рассказанной Сулой, который недавно казнил одногоиз своих сторонников. нарушавшего вновь изданные законы, несмотря на предупреждение Сулы. Вот эта притча:
Однажды пахарь, толкавший свой плуг, подвергся нашествию вшей. Он дважды прерывал свою работу, чтоб собрать вшей с рубашки, но вши продолжали его кусать. Тогда он бросил рубашку в огонь, чтобы больше не терять времени на борьбу с ними.
После греков с особым удовольствием рассказывали эту
 легенду французские моралисты и философы. От Монтеня до Камю.
   * * *
Однажды Сула прогуливался по городу.
Он уже сложил с себя полномочия диктатора. Встречные люди приветствовали его с глубоким почтением - кто из искреннего уважения, а кто из страха. Только один неизвестный молодой человек начал оскорблять Сулу и так сопровождал его до самого дома. Сула. обычно очень вспыльчивый, спокойно снёс все оскорбления, а дома сказал своим приближённым: "Дерзость этого молодого человека будет причиной того, что что следующие за мной диктаторы никогда добровольно не отрекуться от власти".

Серия 100-я:
Иван Гаврилович Рожков так прославился во второй половине
XVIII века исполнением русских песен, что даже вошёл в пословицу. Если хотели похвалить какого-нибудь певца, то говорили, что он поёт как Рожков. Кроме того он прославился необыкновенной удалью и смелостью. Особенно он прославился после знаменитого спора, когда граф Валерьян Александрович Зубов и Лев Дмитриевич Измайлов держали за него огромный заклад в 1000 рублей, состоящий в том, что Рожков должен был въехать на своём сибирском иноходце на четвёртый этаж одного из домой на Мещанской улице, к изветсной в то время прелестнице Танюше. Рожков не только въехал к ней на четвёртый этаж, где его окружили гости и стали кричать; "Браво, Рожков! Шампанского!". Ливрейный лакей поднёс ему на подносе рюмку, но барышня сама взяла эту рюмку и выпила. не поморщившись со словами: "Это за твоё здоровье! А тебе подадут целую бутылку!" Рожков выпил из горла бутылку шампанского, не слезая с лошади, и по той же лестнице съехал обратно на улицу. В награду за этот подвиг он получил 1000 рублей.
   * * *

Тульские мастеровые с оружейного завода составляли особую касту. Их можно было узнать по особым повадкам и жаргону. Они славились необычайной смышлёностью, бойкостью и талантами. С ними надо было уметь ладить, а то они могли и на голову сесть. К некоторым из них подходила поговорка: «В одно ухо влезет, в другое – вылезет, да так, что не услышишь». Один проезжий чиновник, выведенный из себя медлительной починкой своего экипажа и огромной её оплатой, написал на стене общественного трактира следующие стихи:
  
О, вы – мастеровые Тулы,
  
Вы – настоящие акулы,
  
И с вами времени и деньгам
  
Лишь изъян.    
  
Все молодцы вы на посулы,
  
А только смотрите в карман.

 Серия 101-я:
В 1806 году летом генерал Пётр Фёдорович Малютин, герой сражения при Фридленде, устроил гулянье около Измайловских казарм. Вокруг собралась огромная толпа народу, играла музыка, пелись песни. Шампанское рекой лилось в пивные кружки, часто раздавалось громкое «Ура!». В это время император Александр Павлович на дрожках проезжал мимо Фонтанки и увидел толпу народа. Император подозвал полицейского офицера и спросил, что здесь происходит? Тот отвечал: «Генерал Малютин гулять изволят». Государь, не сказав больше ни слова, велел поворотить лошадь и удалился.
  
***
В одном из либеральных салонов Москвы в 70-х годах XVIII века зашёл спор о том, много ли русской крови в тогдашнем наследнике престола Александре Александровиче. Известно было, что он считал себя чисто русским. За разрешением спора обратились к известному историку. Сергею Михайловичу Соловьёву, который оказался среди гостей. Соловьёв попросил, чтоб ему принесли полстакана красного вина и кувшин с питьевой водой и начал своё объяснение так: «Пусть красное вино будет русской кровью, а вода немецкою. Пётр I женился на немке Екатерине I». И историк налил в стакан с вином полстакана чистой воды. Затем он продолжал: «Дочь их Анна вышла замуж за немца герцога Голштинского». Соловьёв отпил полстакана вина и долил его водой. Он повторял эту операцию, упоминая браки Петра III c немкой Екатериной II, Павла I с немкой Марией Фёдоровной, Николая I с немкой Александрой Фёдоровной, Александра II  с немкой Марией Александровной. В результате в стакане осталась почти что чистя вода. Историк поднял стакан: «Вот сколько русской крови в наследнике русского престола».

 Серия 102-я:
В царствование Александра III Великий князь Владимир Александрович отвечал за связь с народом. Когда он ездил по стране, в его честь устраивались роскошные обеды. Особенно отличился в этом отношении уездный город Боровичи Новгородской губернии. Местный купец Соколов, торговавший бакалейными товарами, выписал из Москвы повара,причем не просто из Москвы, а от Тестова, где часто любил обедать Великий князь. Повару было велено приготовить обед исключительно из любимых блюд Великого князя. Таких блюд набралось изрядное количество. А весь обед влетел купцу в 100 тысяч рублей. Великий князь был очень приятно удивлён таким обедом. Он частенько не мог удержаться от своих любимых кушаний и в результате еле-еле смог встать из-за стола. После чего обратился к хозяину: «Скажите-ка, почтенный, как это вы узнали все кушанья, которые я особенно люблю?» Купец благоговейно поднял очи к потолку: «Господь Бог надоумил, Ваше императорское величество». На что Великий князь заметил: «Ну, я полагаю, у Господа Бога есть заботы поважней, и ему некогда заказывать для меня обеды».  
  
* * *     
Неприятный случай произошёл с Великим князем Владимиром Александровичем, когда он с женой и дочерью отдыхал в Париже. Им захотелось инкогнито побывать в одном из парижских театров, а в кассе билетов не было, и адъютант купил четыре билета у барышника. Не успели они усесться в креслах, как появились четыре парижских буржуа и попросили освободить места, предъявляя на них билеты. Начался оживлённый спор, никто не хотел уступать, тогда один буржуа при всеобщем хохоте садится Великому князю на колени. Такая же опасность грозит и коленям его дам. Пришлось Великому князю уступить и удалиться. Выяснилось, что барышник продал им старые, но обновлённые билеты. Зато инкогнито было сохранено.

Серия 103-я:
Однажды Горький в компании слушал пластинку Шаляпина, на которой была «Дубинушка». Он слушал сосредоточенно и задумчиво, как будто что-то вспоминал. А потом покачал головой и сказал: «Чудесно! Никто другой так бы не спел. А всё-таки когда он поёт «Разовьём мы берёзку, разовьём мы кудряву», то это уж из девичьей песни, не из бурлатской! Я говорил Фёдоу:”Помилуй, что такое ты поёшь?“ А он только посмеивался, что ж, мол, делать, если слов не хватает!»
  
* * *
В 1916 году на одном из вечеров в «Бродячей собаке» присутствовал Максим Горький, чей литературный авторитет был в самом расцвете. Выступали поэты различных направлений. В довольно поздний час на крохотную эстраду с надменным, как всегда, видом поднялся Маяковский. В публике началось улюлюканье. Маяковский обернулся к ним: «Я буду читать для Горького, а не для вас!» Гул усилился. Максим Горький оставался равнодушным и неподвижным. Прочитав отрывок из поэмы «Война и мир» и несколько коротких лирических стихотворений, Маяковский сошёл с эстрады. Публика кричала: «Болтовня! Ветряная мельница!» Нахмурив брови, Горький встал со стула и твёрдым голосом произнёс: «Глумиться здесь не над чем. Это очень серьёзно! Да, в этом есть что-то большое. Даже если это большое касается только формы. Молодой человек, я вас поздравляю!» И Горький протянул руку гордо улыбавшемуся Маяковскому. Горькому была устроена овация, а эта ночь превратилась в подлинный триумф Маяковского. На следующий день слухи о суждении Горького распространились в Петербурге, а затем и в Москве. Маяковскому было 23 года.  

Серия 104-я:
Когда однажды царя Спарты Агесилая выбрали по жребию распорядителем пира, виночерпий спросил его: «Сколько вина наливать каждому?» Агесилай ответил: «Если вина приготовлено много, то наливай столько, сколько каждый попросит. Ежели мало, то всем давай поровну!»
   * * *
Один преступник очень стойко держался под пыткой. Агесилай сказал о нём: «Какой же опасный злодей этот человек! Если даже в позорных обстоятельствах он проявляет такую стойкость и выносливость!»
   * * *
Однажды при царе Агесилае похвалили одного ритора, который умел представить великими даже незначительные дела. Агесилай сказал на это: «Я не считаю хорошим сапожником того. Кто обувает маленькую ногу в большой башмак».
   * * *
Один посетитель в беседе с царём Агесилаем сказал на что-то: «Ну, ведь ты уже согласился! А потом ещё несколько раз повторил свои слова». Царь на это возразил: «Да, я согласился. Если это было правильно. А если нет, считай, что сказать-то я сказал, а соглашаться – не согласился!» Посетитель возмутился: «Однако подобает, чтобы цари выполняли то, что они обещали, кивнув головой!» Он намекал на известную фразу Агамемнона из «Иллиады»: «Невозвратно то слово, вовек непреложно и не свершиться не может, когда головою кивну я». На что царь ответил: «Ещё больше подобает, чтоб обращающиеся к царям просили только справедливого и говорили только правду, а также чтобы они выбирали для просьб подходящее время и не просили того, что царям исполнять не следует».
   * * *
Ксенофонт писал об Агесилае: «Когда он слышал, как человека порицают или хвалят, он считал одинаково важным для себя получить ясное представление, как о тех, кто произносит эти похвалы или порицания, так и о тех, кого порицали или хвалили».

Tags: #МихаилЕфремов, Байки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments