akostra (akostra) wrote,
akostra
akostra

Эмма и Хью жгут!

На форуме обнаружила сканы нового тинтервью с Хью Лори. И брала у него это самое интервью Эмма Томпсон!

http://housemd.mforos.com/983623/7004716-hugh-en-interview-magazine-de-junio-julio-2008/
Перевела, как смогла.

Все знают Хью Лори как грубого остроумного доктора Грегори Хауса в сериале телеканала Фокс «Хаус». Но есть еще очень много, что можно сказать о 49-летнем актере. Например, о его отце – чемпионе по гребле. Также он учился в престижном Кэмбриджеском Университете, где он блистал театральном клубе Footlights. Его первый момент славы пришелся на середину 80-х, когда он был частью комик-дуэта вместе со своим лучшим другом Стивеном Фраем. Он также написал мистический роман «Продавец пушек», который разошелся огромными тиражами, и работает над второй «Бумажный солдат». С ним беседует его сокурсница по Кэмбриджу Эмма Томпсон: «Я полагаю, нам следует признаться журналу, что мы какое-то время встречались».
ХЛ: Да, мы ходили на свидания.
ЭТ: Да, но что люди не знают, так это то, что в то время ты был в два раза больше себя нынешнего.
ХЛ: Да, я был крупнее. Это правда.
ЭТ: Ты был огромный. Ты был как чертов гигант. Ты все время тренировался и съедал по шесть бифштексов за раз. Поскольку гребцам нужно есть много протеина.
ХЛ: Припоминаю, в те времена я и людей ел. Это довольно нелицеприятная деталь.
ЭТ: Гребля - энергоемкое занятие. Так ты еще был и старшим префектом в Итоне.
ХЛ: Нет, я был лишь старостой дома. Для того чтобы быть старшим префектом, необходимо быть очень умным, эрудитом по всем предметам, а я не был таким ни под каким видом.
ЭТ: Может, ты и не был всезнайкой, но ты очень, очень умный. Я всегда говорила о вас со Стивеном (Фраем): Стивен очень-очень-преочень умный, но я считаю, что ты больше именно мыслитель.
ХЛ: Память Стивена абсолютно феноменальна. Я думаю, Стивен никогда не забывает все, что когда-либо читал.
ЭТ: Я согласна.
ХЛ: В любом случае, это, конечно, с какой стороны посмотреть. Я решил отобрать одну книгу и просто перечитывать ее снова и снова в свободное время. Так как я никогда ничего не могу запомнить.
ЭТ: Ты знаешь, со сколькими людьми ты переспал?
ХЛ: Нет, не знаю!
ЭТ: Ну, вот видишь, а я знаю. Почему ты не знаешь?
ХЛ: Ты знаешь, со сколькими людьми я переспал?
ЭТ: Нет! (смеется). Я лишь могу предположить. Но я думаю, нет. Я знаю, со сколькими людьми переспала я сама. Иногда я развлекаю себя – когда я не могу уснуть, то вспоминаю об этом.
ХЛ: Да.
ЭТ: Чему самому важному тебя научили твои родители?
ХЛ: Что я счастливчик.
ЭТ: О, Боже!
ХЛ: Да, что я счастливчик.
ЭТ: Так это же, по существу, комплекс вины.
ХЛ: Да, когда солнце зажигает это отраженным светом, то да, чувствуется вина.
ЭТ: Сколько времени занимают съемки в сериале «Хаус»?
ХЛ: Ну, если не брать в расчет забастовку, то 9-10 месяцев в году.
ЭТ: А в перерывах ты возвращаешься домой, и поэтому ты и не представляешь, что это такое быть звездой в Лос-Анджелесе. Ты едешь прямо сюда в Англию. И каково тебе здесь теперь? Есть разница? Что-то изменилось?
ХЛ: Нет, в действительности, ничего не изменилось. Поскольку Хаус не произвел особого фурора на британском телевидении. Я могу ездить везде беспрепятственно, и никто из людей не проявляет никаких бурных эмоций тем или иным способом.
ЭТ: Это немного звучит, как будто ты думаешь, черт, я работаю столько времени, и при этом не получаю никаких привилегий! Я не имею в виду, что быть известным привилегия, поскольку всем известно, что это необязательно привилегия. Но, безусловно, привилегия в том, чтобы быть хорошо узнаваемым и уважаемым в глазах других. Публика уважает. Как, я не знаю, общее дружелюбность и желание сделать приятное, я просто назвала эти два примера. Ты чувствуешь такое?
ХЛ: Нет, не чувствую. Абсолютно не чувствую. И я чрезвычайно счастлив. Я считаю, что это проявилось сейчас в том, что я могу быть самим собой и быть им в том месте, где я живу. Я ездил на несколько дней в Испанию и Испания... Они чокнутые. У меня был телохранитель!
ЭТ: На самом деле?
ХЛ: Да, Хаус там пользуется большой популярностью. Очень-очень-очень большой. Толпы орущих тинейджеров. Это было действительно впечатляюще. Но, конечно, в Британии толпа орущих подростков невозможна в любом случае.
ЭТ: Да, мы не такие.
ХЛ: И дело не только в национальном характере.
ЭТ: Когда мы раньше беседовали о США, то одна вещь горячо обсуждалась – это тенденция к сентиментальности.
ХЛ: Да.
ЭТ: И еще - не кажется, что это часто посещает Хауса. Ты не сталкивался с этим? Потому что это абсолютно точно присутствует здесь, в США, ты не чувствуешь это?
ХЛ: Я это чувствую. Однако, есть один интересный момент – американские телезрители, которые должны, как мы полагаем, повернуться к сентиментальности, на самом деле приняли кого-то настолько черствого и чересчур циничного. Хотя, конечно, шоу задумано канадцами.
ЭТ: Но видишь, я полагаю, что американская сентиментальность гораздо более реалистична.
ХЛ: Да.
ЭТ: И я считаю довольно забавно, что здесь в Англии другая реакция, хотя мы всегда выглядели более циничными и в какой-то степени сдержанными, и я не считаю, что в действительности, мы такими являемся. Я считаю, что мы в некотором смысле мягче.
ХЛ: Я думаю, в твоих словах много правды. У нас была своеобразная боязнь сентиментальности.
ЭТ: У тебя же когда-то был кабриолет? Я помню, как мы катались на кабриолете. Я только что вспомнила.
ХЛ: Да, у меня был MG.
ЭТ: У тебя был MG?
ХЛ: Да. Какое это имеет значение?
ЭТ: Я не знаю, чего это сейчас мне на память пришло. Я просто вспомнила, что у тебя был кабриолет и что ты катал меня на нем где-то. Где именно я сейчас вспомнить не могу, но в любом случае те времена покрыты туманом.
ХЛ: Ты думаешь, что, опознав автомобиль, ты встряхнешь сознание?
ЭТ: Нет, я думаю, это определит время, когда люди традиционно считали, что человек более беспечным, более открытым в соответствии с «кабриолетным» стилем жизни.
ХЛ: Кстати, мы заслужили быть счастливыми?
ЭТ: Это другая сторона того, что родители говорили тебе. Ты счастливчик – это по существу означало, что тебе следует работать, чтобы заслужить это счастье?
ХЛ: Да.
ЭТ: Я познакомилась с тобой в клубе Footlights в Кэмбридже 30 лет назад. У тебя сохранились какие-либо воспоминания об этом?
ХЛ: Да. Я помню, мне было…
ЭТ: Девятнадцать.
ХЛ: Да, хотя я не ходил с мыслью в голове, что мне 19. Это не было моим важнейшим осознанием. Но я был под гнетом этого… Я себя чувствовал в какой-то степени как в тюрьме. Конечно, это на самом деле было довольно хорошее заранее оборудованное место, но было ощущение…
ЭТ: И это называлось «Тюрьма».
ХЛ: Да, тюрьма без окон у женщины по имени Элисон.
ЭТ: Ты пришлось стать Китайским Императором, потому что это было очень смешно. Я повернулась к Мартину Бергману http://us.imdb.com/name/nm0074918/ и сказала: «Это звезда!» Я тебе уже рассказывала эту историю.
ХЛ: О, да. Но сейчас я здесь, заливаюсь румянцем. Теперь можно мне сказать? Ты была уже почти звезда. Люди перешептывались о тебе.
ЭТ: Я ничего на тот момент не сделала!
ХЛ: Зато Бергман, он знал, из чего ты сделана.
ЭТ: Мы делали вместе скетч, хотя это было года за два до того. Он был на последнем курсе, когда мы с тобой появились.
ХЛ: У него было длинное черное кожаное пальто, из-за чего он выглядел как гестаповский офицер. Я думаю, ему даже был приятен тот факт, что он похож на гестаповского офицера.
ЭТ: Я думаю, это делало его привлекательным для огромного числа женщин в Кэмбридже.
ХЛ: Серьезно? Длинные черные кожаные пальто работают?
ЭТ: Тогда они работали.
ХЛ: Их следовало бы вновь ввести в моду.
ЭТ: Да ладно, Хью, это было 30 лет назад. Не кричи - ты носил длинный черный плащ.
ХЛ: Плащ. О чем я думал? Я реально не могу (думать). Я только что закончил читать 800-страничную историю Шотландского Просвящения и, честно говоря, я могу начать читать снова, так как не помню ни единой вещи. Я лишь могу вспомнить, где Шотландия располагается.
ЭТ: Я очень хорошо помню твою книгу.
ХЛ: Ты помнишь?
ЭТ: Да. «Продавец пушек». Я прочитала дважды. Я не знаю, известно ли людям, что ты написал эту замечательную книгу, но им следует сейчас же пойти и прочитать ее, поскольку она заставляет смеяться до истерики. Я помню отрывок из нее, когда ты описывал хождение по первому снегу и сам первый снег. Ты говорил: «О нет, пожалуйста, не ходите по нему!». У меня это чувство первого снега. Тебе не хочется топтать его, поскольку это будет разрушение чего абсолютно прекрасного.
ХЛ: Это прекрасно и беззащитно.
ЭТ: И беззащитно. Точно. И что нам делать? Превратить в болото? Как это типично для людской гонки.
ХЛ: Не так ли?
ЭТ: Как ты думаешь, теперь ты будешь описывать себя как мизантропа?
ХЛ: Нет, я так не считаю. У меня были мизантропические дни – или половинки дней. Я мог ворчать, быть скаредным. Но нет, я не думаю, что полностью наполнен этим. Хочешь - верь, хочешь - не верь, возможно, я не сильно это проявлял, но я люблю людей.
Tags: Переводы, Хью Лори (hugh laurie), Эмма Томпсон (emma thompson)
Subscribe

  • Я выиграла сертификат от Dulcet Stone!!

    На самом деле выиграла уже как неделю назад, но со своим ДР и поездкой не успела похвастаться!!! Была же на мастер-классе, который проводила…

  • Превышен лимит запросов. Попробуйте позже

    Замучилась сегодня.. Посты у меня большие, чтобы не плодить много постов и не засорять френдленту друзьям. И всегда такие посты писала.. Сегодня же…

  • Кулинар!

    Все говорят, что нужно себя непременно хвалить. Вот сделал что-то и порадовалась, я молодец. Но у меня реально нет ни единого повода, чтобы так о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments