akostra (akostra) wrote,
akostra
akostra

Статья о Хаусе. Русскоязычная!!!!

Прислали рецензию от российского журналиста. Мне было интересно почитать.
Автор:
Александр Привалов, научный редактор журнала «Эксперт»

В разговорах об этом телесериале часто употребляют глагол «подсел». Пристрастие к неотразимому хромому доктору, то ли цинику, то ли подвижнику, и вправду передаётся от человека к человеку почти как приверженность к наркотикам. У нас ‘House MD’ купил и транслирует один из дециметровых каналов, но «подсевшие» смотрят его не там. «Хауса» нужно скачивать из интернета и переписывать друг для друга на диски. Можно ещё купить сомнительной легитимности копии на Горбушке. Почему это лучше, чем безо всяких трудов и затрат в урочный час усаживаться перед зомбоящиком? Ясно почему.

Серия идёт сорок три минуты — ну пусть, с рекламой, час. Часа с Грегори Хаусом подсевшему будет категорически мало; что же ему, ломку терпеть? Меньше чем на трёх сериях подряд, судя по моему опыту, не остановишься; если боитесь не выспаться, лучше не начинайте вообще, отложите до выходных дней. К тому же выводу приводит и более общее соображение. Известно, что ближайший родственник кинематографа — отнюдь не театр, как могло бы показаться, а проза. Тот мой коллега, что подсадил меня на Хауса (а он по сериалам спец), утверждает: точно так же ближайшим родственником телесериала — если это хороший сериал — следует считать не кино и даже не многосерийное кино, а роман. Книгу. А книгу всё-таки надо читать не строго по главке в день (в неделю), а тем темпом, что душа твоя подскажет.

Теперь видевшие сериал благоволят пропустить абзац-другой: я расскажу не видевшим, о чём, собственно, речь. Итак: университетская клиника в Принстоне, штат Нью-Джерси. Во главе отделения диагностики стоит доктор Грегори Хаус, великий врач. Несколько лет назад ему самому поздно диагностировали инфаркт мышцы бедра; с тех пор у него хромота и непрестанные боли: он ходит с тростью и как леденцы глотает таблетки болеутоляющего. (В одной из серий подробно исследуется вопрос: наркоман ли доктор Хаус? Ответ позитивный.) С пациентами разговаривать он не любит. Он вообще мизантроп и не может двух фраз сказать, не влепив кому-нибудь колкость или грубость. Он никому и ничему не верит; его любимая фраза, почти девиз — ‘Everybody lies’, то есть «Врут все». (Ход событий в каждой серии эту мрачную мысль подтверждает.) И он скорее оторвёт сам себе здоровую ногу, чем признается, что ему кто-либо, будь то коллега или пациент, небезразличен. Все до единого — дрянь; не подходи — нахамлю. А почему он круглые сутки бьётся над очередным больным? Да так: просто интересно.

Так вот, в центре каждой серии — один пациент с непонятной смертельной хворью; доктор Хаус и трое его молодых интернов выясняют, чем страдалец болен, и спасают его. Полнейшая аналогия с детективными сериалами: каждая серия — одно расследование. Хаус с ребятами, будто зауряднейшие менты, выдвигают то одну версию, то другую, но всё не туда. От каждого очередного снадобья больному всё хуже. У него отказывают почки, печень, зрение, слух и всё, что может отказать, — и лишь в самом конце гениальная догадка Хауса оказывается верной.

Почему это не так же нестерпимо нудно, как стандартные детективы? Прежде всего, конечно, из-за блистательной игры Хью Лори. Он был очень неплох когда-то в роли светского оболтуса в английском сериале «Дживз и Вустер». Но то, что он делает в роли Хауса, выше на порядок: если Вустера он играет, допустим, на четырёх штампах, то Хауса — на сорока. В каждой серии есть один-два вставных эпизода, где Хауса заставляют принимать больных в амбулатории: «Я за полминуты диагностирую ребёнку простуду, и еще полчаса должен объяснять мамаше, что это не менингит». Так как эти эпизоды откровенно комичны, то в них и самый легковерный зритель заметит то, что в крови и страданиях основного сюжета замечать остережётся: что Лори — комик от Бога. Характер, написанный для него сценаристами, достаточно хорош. Он не слишком оригинален — смесь двух знаменитых комических героев, Дон Кихота с Ниро Вульфом, приправленная диккенсовскими сварливыми добряками, — зато в нём есть что играть. Однако с менее удачно найденным актёром он надоел бы к шестой серии; а так их уже полста — и всё мало. Если верить поклонницам сериала, сексапильность цинического доктора Хауса просто зашкаливает. Должно быть, правда. Вечно небритый, в помятой одежде, тощий и быстрый, страшно озабоченный, до отказа голубые глаза — куда уж сексапильнее. Как мы принимали этого человека за бесполого дурня Вустера, уже и не сообразишь.

Хорош и очень специфический жанр обсуждаемого сериала: сказка о том, как всё на свете не страшно. Дураки есть везде — и на форумах, где толкуют о Хаусе, не редкость прочесть, что вот-де какой медицины у нас никогда не будет… Но такой медицины не будет нигде и никогда. Больной в «Хаусе» — скорее не организм, а механизм, в котором открутилась некая гаечка. Понять, какая именно, безумно трудно, но когда задача наконец решается, то гаечка вновь закручивается до отказа — и всё в порядке. Хэппи-энды всех до единой серий не в том, что только что отдававшему концы больному стало лучше, а в том, что он исцелён. Совсем. Правда, чтобы совсем уж не впасть в стилистику детских утренников, самих исцелённых нам обычно не показывают. Но всё равно, смотреть эти хэппи-энды куда приятнее, чем любоваться на какого-нибудь пойманного с великими трудами женоубийцу или фальшивомонетчика.

Нет, разумеется, привычный американцам уровень медицины, отражённый в деталях этих добрых сказок с блистательно злыми диалогами, очень способен вызвать зависть. Но, быть может, лучше было бы позавидовать тому, что у постели каждого больного всегда сидят близкие: родители, супруги, дети. Или тому, какое глубочайшее уважение к истине и к праву каждого человека решать свою судьбу служит фоном постоянных перебранок о том, кому, когда и какую часть текущего диагноза следует рассказать (ведь хаусово «врут все» лишь потому и звучит так звонко, что все персонажи верят в ценность правды). А можно и вообще ничему не завидовать: сказка, и сказка.

Хью Лори получил за своего доктора уже два «Золотых глобуса», но как-то не очень ликует: «Сложно сказать, доволен ли я этим сериалом вообще. Я закрываю глаза, если его смотрят мои дети. Ненавижу смотреть на себя, но еще хуже слышать мой американский акцент… Я и не думал, что звучу как дебил, скучно и монотонно». Что ж — на всех не угодишь.

http://www.expert.ru/columns/2008/03/17/raznoe/





Tags: Хаус, Хью Лори (hugh laurie)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments